+7 (499) 928-69-47  Москва

+7 (812) 467-45-73  Санкт-Петербург

8 (800) 511-49-68  Остальные регионы

Звонок бесплатный!

Денег нет на аппарат суда в контакте

Кто есть кто

В соответствии с Реестрами должностей, сотрудники аппарата суда являются государственными служащими: помощник судьи относится к ведущей группе должностей, а секретарь судебного заседания — к старшей группе. Помощник изучает судебную практику, готовит проекты решений, помогает судье организовывать слушание дела. Секретарь с/з ведет и оформляет протокол судебного заседания, извещает участников процесса и направляет им процессуальные документы, а также выполняет еще массу необходимых дел и поручений. И помощник, и секретарь должны иметь высшее юридическое образование, а помощник еще и опыт работы. Рабочий день у сотрудников аппарата тоже, как правило, ненормированный. Поэтому логично предположить, что денежное стимулирование в судах также должно соответствовать уровню квалификации и условиям труда работников, и мат. стимулирование аппарату суда в 2019 и последующих годах будет увеличено.

Что говорит закон

Федеральным законом «О государственной гражданской службе РФ» предусмотрено, что оплата труда госслужащего производится в виде денежного содержания, являющегося основным средством его материального обеспечения и стимулирования профессиональной служебной деятельности. Такое денежное содержание, или, проще говоря, зарплата, состоит из месячного оклада в соответствии с занимаемой должностью и присвоенным классным чином, а также из ежемесячных и иных дополнительных выплат.

Ежемесячная надбавка к окладу сотрудникам суда выплачивается за выслугу лет в размере до 30 процентов оклада, а также за особые условия работы — в размере до 200 процентов. А вот дополнительное материальное стимулирование аппарата судов в большей степени зависит от возможностей региона и «правил игры», установленных местным судебным департаментом. Это и единовременная выплата при предоставлении отпуска, и материальная помощь, и иные премиальные выплаты.

Повышение зарплаты судейским работникам в 2019 году

Указом президента РФ с 01.01.2019 повышены на 4 % размеры месячных окладов федеральных государственных гражданских служащих. Соответственно, материальное стимулирование аппарата суда в 2019 году также увеличится на 4 %, во всяком случае та его часть, которая исчисляется в процентном отношении к окладу.

На такой же процент увеличится материальное стимулирование судебных приставов в 2019 году. Официально приставы не относятся к судебной системе, но трудно представить работу любого суда без приставов, обеспечивающих в нем порядок и безопасность.

О чем говорят цифры

Какие прогнозы

Квалифицированная и грамотная работа помощников судьи и секретарей, четкое соблюдение ими профессиональных обязанностей способствуют, в том числе, и повышению уровня правосудия в государстве. Не зря несколько лет назад в Интернете появился клич «Аппараты судов, объединяйтесь»: материальное стимулирование должно стать реальным стимулом привлечения в эту сферу деятельности высококвалифицированных кадров, и это в интересах всех граждан нашей страны. Понятно, что индексация зарплаты на 4 % ситуацию с оплатой судейских сотрудников не изменит. По информации возникшего по результатам интернет-движения сообщества с аналогичным названием «Аппараты всех судов, объединяйтесь», материальное стимулирование помощников судей и секретарей во многих регионах осуществляется за счет альтернативных способов повышения уровня заработка, например, выплаты дополнительных премий за счет фонда экономии оплаты труда. В феврале 2017 года в Госдуму был внесен проект закона «О государственной судебной службе РФ», направленный на повышение статуса работников судебной системы. По мнению экспертов, принятие этого закона могло бы стать первым шагом по поднятию реального уровня доходов этой категории госслужащих, чтобы выплата материального стимулирования аппарату суда соответствовала статусу, квалификации и трудовому вкладу сотрудников.

Минфин может добавить денег судам

Судейские чиновники из-за низких зарплат или быстро уходят, или работают плохо, или становятся проводниками коррупции, рассказал сегодня членам Совета судей председатель Высшего арбитражного суда. Поэтому на случай, если Минфин действительно увеличит финансирование судебной системы, необходимо, по его мнению, ограничить права глав судов распоряжаться этими деньгами — чтобы они доходили до аппарата. Предложил Антон Иванов и меру, которая позволит судам уберечься от последствий повышения минимального возраста для занятия судейской должности.

Выступление главы Верховного суда РФ Вячеслава Лебедева на сегодняшнем заседании Совета судей, впервые собравшегося в новом составе, с утра перенеслось на послеобеденное время, а потому рабочий день открыл председатель ВАС РФ Антон Иванов. Первая тема, которой он коснулся, практически никогда не вызывает расхождений между двумя высшими инстанциями — оплата труда в судах. Тема зарплат судей после их повышения в начале этого года потеряла актуальность, но того же самого о вознаграждении сотрудников аппаратов судов сказать нельзя.

Проблема стоит очень остро, особенно в крупных городах, сказал Иванов. Текучесть кадров в Арбитражном суде города Москвы составляет, по его данным, 90% в год, и это еще не самая большая беда. Низкая оплата труда приводит к тому, что сотрудники аппарата не дорожат своей работой и все чаще совершат дисциплинарные проступки. Они могут потерять документы и даже умышленно подтасовать систему автоматического распределения дел, чтобы дело попало к «нужному судье», привел пример председатель ВАС.

«Мы постоянно обращаемся к президенту и правительству по [этому] вопросу, а воз и ныне там», — удрученно констатировал Иванов. Правда, была у него и хорошая новость. Минфин, по словам главы ВАС, пообещал пополнить фонды оплаты труда судов без увеличения размера окладов сотрудников аппарата. Комментарии в министерстве к моменту публикации этого материала «Право.Ru» получить не удалось.

Впрочем, такой подход породит и новые проблемы. Если обещание будет выполнено, то сложно будет проконтролировать, чтобы деньги пошли именно сотрудникам аппарата, боится Иванов: есть негативный опыт. Председатели судов, по словам главы ВАС, и сейчас не всегда справедливо подходят к распределению «экономии» фонда оплаты труда. «Мы даже вели с некоторыми соответствующие беседы», — сказал Иванов. Он признает, что с одной стороны, неправильно делить дополнительные суммы между всеми поровну, но и вводить привилегированные категории работников тоже неверно. Поэтому глава ВАС предложил Совету судей разработать типовое положение о распределении сэкономленных средств.

Правовой ликбез вместо платной медиации

Вторая тема, затронутая Ивановым, также постоянно возникает в разговорах судей — это все возрастающая нагрузка. В арбитражных судах, по данным председателя ВАС, она за прошлый год увеличилась на 21%, но все меры, которые предлагает Высший арбитражный суд, исполнительная власть отвергает. Например, финансовое ведомство все время высказывается против повышения пошлины по отдельным категориям дел, мотивируя это заботой о доступности правосудия. «Очевидно, Минфин у нас отвечает за доступность правосудия, хотя мне казалось, что должен отвечать за пополнение бюджета», — иронизировал Иванов.

В штыки воспринимается и оформленная в виде законопроекта идея ВАС о судебной медиации. «Почему-то в правительстве полагают, что наши сотрудники аппарата не могут давать [сторонам] разъяснения о практике рассмотрения судами аналогичных дел, — недоумевал Иванов. — Но элементарный правовой ликбез позволил бы достичь гораздо большего, чем платная частная медиация». Последняя, как считает глава ВАС, доступна и интересна только коммерсантам, участвующим в крупных спорах: «Если бы у граждан были подобные деньги, они обратились бы к профессиональным адвокатам, а не к медиаторам», — думает Иванов.

Предложил он Совету судей подумать над тем, как застраховать судебную систему от риска дефицита кадров в том случае, если минимальный возраст для занятия судейской должности будет увеличен на 5 лет. «Правда, я не уверен, что это стоит делать, но разговоры об этом сейчас ведутся», — сказал Иванов.

Проблема действительно может возникнуть, так как в случае повышения возрастной планки помощники судей, из которых чаще всего рекрутируется пополнение судейского корпуса, реже будут «досиживать» на аппаратных должностях до судейских. Поэтому Иванов предложил изменить законодательство так, чтобы в стаж работы судьи включались и периоды, когда он трудился юрисконсультом на госпредприятиях и в коммерческих организациях. Впрочем, эта мера, по его мнению, может иметь и общий положительный эффект для судебной корпорации. «Если мы имеем судейский корпус из юристов широкого круга, то необходимо настроить и правило о стаже», — заявил Иванов.

Открытость правосудия vs Защита персональных данных

«Я тут хотел изучить практику судов общей юрисдикции по вопросам аренды, — рассказал также о своем собственном опыте Иванов. — Открыл один акт, а там неизвестно кто судится неизвестно с кем, неизвестно по какому имуществу и договору. Такой акт не имеет смысла не только для сторон, но и с точки зрения изучения судебной практики, ведь даже не ясно, о движимом или недвижимом имуществе идет речь».

Поэтому, по мнению Иванова, из публикуемых в интернете судебных актов судов общей юрисдикции надо вымарывать только паспортные данные и адреса сторон, а также данные участников по отдельным категориям дел — связанных с усыновлением и по преступлениям против личности. «Открытость правосудия приоритетнее защиты персональных данных, — уверен Иванов.

Денег нет на аппарат суда в контакте

– Что Вы думаете о современном состоянии государственной гражданской службы в аппаратах судов? Есть ли вопросы, требующие безотлагательного решения?

– Сложившееся состояние в аппаратах судов, иначе как плачевным, не назовешь. К сожалению, работа секретаря судебного заседания или помощника судьи сегодня не престижна. И все из-за предельно низкого уровня оплаты труда наших сотрудников. Вынужден констатировать, что сегодня в судебную систему молодежь устраивается по остаточному принципу: если в полиции, прокуратуре и других госструктурах их не взяли. Текучесть кадров в крупных районных судах областного центра составляет примерно 60%. Люди устраиваются, их только-только начинают обучать азам профессии – как они тут же увольняются, подыскав себе работу с меньшим числом обязанностей и более высокой зарплатой.

В итоге, что мы имеем сегодня: кадровый голод не только в аппаратах судов, но и в самом судейском корпусе. В федеральных судах Липецка на сегодняшний день открыто много судейских вакансий, но туда не спешат. Все потому, что на первоначальной стадии мы не имели возможности сформировать хороший кадровый резерв в лице секретарей и помощников судей. Идея, что в судебную систему должны прийти лучшие, увы, не воплотилась в реальность.

– Считаете ли Вы целесообразным введение судебной службы как отдельного вида государственной службы? Почему?

– Сначала остановлюсь на предыстории вопроса. Почему возникла необходимость выделения судебной службы в отдельный вид? Как известно, существует три разновидности государственной службы: гражданская, военная и правоохранительная. Есть предложение ввести четвертый вид – судебную. На сегодняшний день сотрудники аппаратов судов относятся к гражданским служащим. Но в рамках Федерального закона от 27 июля 2004 г . № 79-ФЗ «О государственной гражданской службе Российской Федерации» нет возможности выделить судебных работников в отдельную группу и дополнительно профинансировать их труд.

На VII Всероссийском съезде судей в 2008 году Президент России Дмитрий Медведев обращал внимание на критическое положение в аппаратах судов. Он поставил задачу разработать проект закона, направленного на улучшение финансирования деятельности судебных работников. Все 4 года Совет судей РФ предлагал различные варианты законопроектов. Однако Министерство Финансов РФ каждый раз давало отрицательные заключения. Все они сводились к одному: если повысить заработную плату в судах, не увеличивая в других структурах, нарушится принцип единства правовых и организационных основ федеральной гражданской службы, закрепленный в п. 2 ст. 4. Федерального закона «О государственной гражданской службе Российской Федерации».

Но раз не получается повысить уровень оплаты труда в рамках гражданской службы, так давайте отделяться! Вот и возникла идея судебной службы как самостоятельной разновидности госслужбы. Если этот проект реализуется, мы не будем больше зависеть от системы гражданской службы и получим возможность стимулировать оплату труда нашим работникам не зависимо от других органов и ведомств.

Да и, кроме того, сотрудники судов, действительно, имеют свою специфику, которая кардинально отличает их от других гражданских служащих. Аппарат суда с первого и до последнего шага непосредственно вовлечен в процесс осуществления правосудия, начиная с извещения граждан и заканчивая выдачей исполнительного листа. От точности, правильности и своевременности действий работника суда зависит, начнется ли рассмотрение дела в срок, не будет ли сбоев, не сорвется ли заседание. Секретари и помощники судей так и вообще являются процессуальными фигурами. В ходе рассмотрения дела им может быть заявлен отвод, они отвечают за достоверность излагаемых сведений. На изготовленный и подписанный ими протокол стороны или участники процесса вправе подать замечания.

В связи со вступлением в силу Федерального закона от 22 декабря 2008 г . № 262-ФЗ «Об обеспечении доступа к информации о деятельности судов в Российской Федерации» на служащих аппаратов судов возложена и реализация принципа гласности правосудия. Помощники судей, например, обезличивают тексты решений, приговоров, определений, а затем публикуют их на официальных сайтах судов в сети Интернет.

– Каким образом должна быть выстроена структура судебной службы, на Ваш взгляд?

– Я думаю, здесь не нужно изобретать велосипед. Эта структура уже сформирована и работает сегодня. Кстати сказать, некоторые авторы вузовских учебников по юриспруденции и без законодательного изменения рассматривают судебную службу в качестве отдельного вида госслужбы. Напрашивается необходимость закрепить все это в законе. В структуру судебной службы должны войти работники аппаратов всех уровней судов общей юрисдикции, арбитражных судов, Судебного департамента РФ и его управлений (отделов) на местах. Естественно, высшие должности судебной службы займут сотрудники Конституционного Суда РФ и объединенного Верховного Суда РФ. В эту систему следует внести и аппараты судов субъектов РФ – уставных (конституционных) судов и мировых судей. К слову, в нашем регионе сегодня трудиться секретарем или помощником у мирового судьи выгоднее, нежели у судьи федерального. Финансирование аппаратов мировых участков осуществляется за счет бюджета субъекта Федерации, и региональные власти изыскивают возможность для материального стимулирования своих служащих. Мне приятно за мировую юстицию Липецкой области, но все же такое положение дел не является правильным. В вышестоящем суде оклады работников должны отличаться от нижестоящих лишь в сторону увеличения, иначе у аппарата мировых судей не будет стимула к профессиональному росту. С принятием закона о судебной службе эта ситуация должна выровняться.

– Какие положения должны быть обязательно включены в проект Федерального закона «О судебной службе Российской Федерации»? Почему?

– Конечно же, проект закона должен дать определение понятию «судебная служба», сформулировать ее основные принципы, выстроить иерархию должностей. Также необходимо осветить вопросы, связанные с порядком поступления на судебную службу, квалификационными требованиями, обязанностями и ограничениями судебных служащих, их аттестацией, присвоением им классных чинов, поощрением и дисциплинарной ответственностью.

Однако один из принципиальных вопросов, который, на мой взгляд, нужно обязательно закрепить, – это привязка уровня оплаты труда судебного служащего к окладу судьи. Потому как на протяжении последних 5-7 лет денежное довольствие судьям неоднократно повышали, а работники аппаратов судов так и оставались не у дел. Конечно, им было обидно, ведь вся «черновая» работа ложится на них. У судей, например, оплата труда находится в прямой зависимости от оклада председателя Конституционного Суда РФ. Если он повышается, автоматически увеличивается довольствие судей, у всех по-разному: в зависимости от уровня суда, квалификационного класса, выслуги лет и ряда других обстоятельств. Примерно так же, как мне кажется, должно происходить и формирование заработной платы сотрудника аппарата суда. Таким образом, если государство захочет повысить уровень оплаты труда судьям, то одновременно придется сделать это и в отношении судебных служащих. Я нахожу это справедливым.

Денег нет на аппарат суда в контакте

Недостаточное финансирование работы аппаратов судов давно превратилось в хроническую проблему, которую регулярно обсуждают, но не могут решить. Это обстоятельство имеет важные следствия как для организации работы самой судебной системы, так и для всей модели судебной власти, которая сформировалась в России за годы реформ.

Недовольство недостаточными окладами работников аппаратов судов (секретарей, помощников, специалистов) высказывается регулярно.

В 2009 г. по результатам работы председатель Совета судей Российской Федерации Ю.И. Сидоренко в отчетном докладе отметил: «Уровень материального обеспечения работников аппаратов достиг критически низкой отметки, вследствие чего резко возрос отток квалифицированных кадров из судебной системы. это уже не частный вопрос, а государственная проблема, которую несколько лет Совет судей и Судебный департамент пытаются решить». В Постановлении VI Всероссийского съезда судей от 02.12.2004 указано: «Оплата труда работников аппаратов судов не соответствует объему и сложности выполняемой ими работы».

Средние показатели оплаты труда работников аппаратов судов находятся в пределах 10–20 тыс. рублей. Конечно же это не соответствует уровню и сложности выполняемой работы. Возможны премии, но при отсутствии вакансий экономия заработной платы незначительна, что не позволяет существенно изменить эти цифры. Поскольку приведенные доходы совпадают со статистическими показателями доходов населения, с точки зрения власти вопрос о финансировании судебной системы закрыт.

Оклад работников аппарата судов определяется Указом Президента РФ от 19.11.2007 № 1554. В силу указов Президента РФ от 29.03.2008 № 421 и от 21.09.2008 № 1394 происходило повышение, а вернее индексация в связи с инфляцией, однако кардинальных изменений это не принесло.

Проблема вроде как обсуждается, но никак не решается. Заработная плата работников аппаратов судов устойчиво находится на низком уровне.

Стоит обратить внимание на тот факт, что некоторые части судебной системы России существенно отличаются друг от друга и представляют свое образные полюсы. В первую очередь это относится к системе судов общей юрисдикции (где царит крайний консерватизм, с очень настороженным отношением к любым новациям) и системе арбитражных судов, которой свойствен очень высокий темп реформирования. Между тем, несмотря на эти, казалось бы, сущностные отличия, положение дел с финансированием работы аппарата судов и в арбитраже, и в системе общей юрисдикции, и в военных судах, и в мировой юстиции одинаковое. Везде секретари и помощники судей получают недостаточно.

Суть проблемы сводится к тому, что суды перегружены. Крайне сложно, а зачастую просто невозможно разделить работу судьи, помощника и секретаря. Данный тезис противоречит многократно повторенной мантре «правосудие осуществляется судьей». Правильнее говорить «правосудие осуществляется судом и озвучивает его судья». В этом смысле очень правильный акцент представлен в ч. 1 ст. 118 Конституции РФ, где указано, что правосудие в Российской Федерации осуществляется судом. Здесь подчеркнута роль всей судебной системы. Процедура выработки и подготовки судебного акта реализуется отнюдь не только судьей. Роль аппарата очень высока и значительно выше, чем предполагают некоторые не знакомые с судебным закулисьем. Цейтнот, превышение всех лимитов нагрузки, невозможность взять «музыкальную паузу», как это происходит в известном телевизионном интеллектуальном шоу, приводят к тому, что иногда просто нет разницы между работой, которую выполняет помощник судьи и судья.

Сказанное относится прежде всего к должности помощника судьи, который в силу своих должностных обязанностей подготавливает проекты судебных решений. Однозначно утверждать о полной вовлеченности секретаря судебного заседания в процедуру подготовки судебных актов сложно, но в условиях универсальной взаимозаменяемости и больших отпусков у госслужащих зачастую секретарь подготавливает проекты процессуальных документов. А в действительности подготовка проекта процессуального документа – это на 90% его окончательный вид. А когда судья срабатывается со своим аппаратом, эта цифра легко может достигать и 100%. В разных местах работа складывается по-разному. Есть судьи, которые стараются выполнять по максимуму всю работу сами, но есть и те, которые всю работу просто отдают помощнику.

Надо отметить, что законодательство подобную взаимозаменяемость или взаимодополняемость судьи и аппарата суда лишь поддерживает. Согласно закону помощник судьи должен иметь высшее образование, юридический стаж и вообще рассматривается как ступень к должности судьи. Не многим меньшие требования установлены и к секретарю судебного заседания.

Возрастание объема работы

Здесь следует также сказать о возросшем за последние годы объеме процессуальных документов. Если 20 лет назад считался нормальным приговор на двух, а то и на полутора печатных страницах, то сегодня самый простой приговор может исчисляться пятью, десятью листами и более. Эта тенденция характерна для всех видов судебных актов, не только для приговоров. По гражданским делам сложность структуры законодательства такова, что одно описание предмета спора и аргументации сторон иногда занимает несколько страниц.

При наличии императивного требования отвечать на все доводы жалоб получает распространение мода, при которой подробно воспроизводят все доводы жалобы, описывают обстоятельства дела, а далее лаконично мотивируют отсутствие оснований для удовлетворения. Сам объем судебного акта выступает главной мотивировкой, уже нельзя сказать, что жалобу не рассматривали. Вне зависимости от моральной оценки подобного приема можно констатировать увеличение объема письменного текста. Сам этот подход снижает необходимость профессионализации и низводит процедуру подготовки судебных актов к однообразной штамповке, что упрощает вовлечение в данный процесс работника с незначительным опытом.

Компьютеризация привела к подробному воспроизведению содержания применяемых норм. Проще скопировать всю статью, нежели воспроизводить только нужную часть. Увеличилось количество промежуточных судебных решений, каждое из которых может пол ностью или с незначительными исключениями воспроизводить решение суда по существу. Соответственно увеличилось число обжалований. Изменились традиции заполнения протокола судебных заседаний, который от краткого изложения сути сказанного приближается к стенографическому отчету. Полнота и развернутость судебных актов арбитражных судов не могут не обратить на себя внимание. Бурная переписка по надзорным жалобам в судах общей юрисдикции предполагает убедительность немотивированных отказов, что опять же решается за счет объема.

Большой объем процессуальных документов стал новой традицией. Уже никто не может позволить себе ответить кратко, есть определенные традиции по объему каждого вида документа.

Одним словом, сложившийся тип работы судов в современной России предполагает большой объем трудозатрат. И никакая компьютеризация не может стать решением, скорее это условие разрастания. Даже если не брать в расчет рост объема компетенции судов, сама организация судебной работы уже делает невозможным разделение работы судьи и аппарата. Все выполняют единую работу. Эту истину знает любой сотрудник суда. Однако в общественном мнении судебная деятельность преподносится только как работа судьи. Внутри судебной системы этот фактор не учитывается. Никакой разумной коррекции в оплате труда нет.

Ответственность судьи: мифы и реальность

Распространенным аргументом в пользу сложившейся ситуации является то, что судьи берут на себя ответственность за осуществление правосудия и вне зависимости от того, какой объем документов подготавливается аппаратом, судья их подписывает и тем самым лично отвечает за результаты. В том или ином виде данный довод воспроизводится достаточно часто.

В силу исторически сложившихся в России традиций не предполагается, что судья выносит решение сам. В реальности решение по судебным делам принимает безликая бюрократическая машина. Персональной ответственности не существует. Это не означает, что по каждому делу собирается консилиум. В нем нет необходимости. По большинству типичных дел уже выработаны позиции, и задача судьи – покорно следовать в фарватере и, как говорится, «не умничать», что и называется у нас судебной практикой. Не следовать ей – грубый моветон.

Если же возникает новая, ранее не отработанная ситуация, судья может воспользоваться подсказкой «звонок другу». Другом выступает так называемый куратор – судья в вышестоящем суде. Должность куратора обязывает отвечать на звонки. Посредством такой переадресации вопроса наверх происходит демонстрация покорности. Сам вопрос уже не важен. После консультаций бывает сколько угодно отмен, так как сформированная позиция может быть нечеткой. Но таким образом реализуется механизм снятия с судьи ответственности за «принимаемое» решение.

В кассационных судах (областные, краевые и приравненные к ним) регулярно происходит публичное обсуждение сложных процессуальных проблем. Любой судья, желая снять с себя ответственность, имеет возможность вынести вопрос на коллегиальное обсуждение. Помимо этого, работает механизм прямого обращения к непосредственному начальнику – заместителю председателя одной из коллегий.

Конечно, не стоит утрировать. По большей части дел никто никого не спрашивает, а судья действует по накатанной, так сказать, следует сложившейся практике. Но если вы желаете сделать карьеру либо само дело резонансное, то запрос необходим. Одним словом, утверждение, что в России судья сам принимает решение, несколько преувеличено и скорее соответствует тиражируемому образу в СМИ, а не реальности. Фактически решение принимается в момент написания проекта судебного акта.

В силу сформировавшихся традиций никто не ожидает от судьи разбирательства по уголовному делу. Именно это лежит в основе проблемы отсутствия оправдательных приговоров. Проще говоря, сегодня вопрос вины вне компетенции суда. Можно с этим соглашаться или спорить, однако таковы реальные, но негласные правила. Вся свобода судьи при рассмотрении уголовного дела сводится к исключению избыточно вмененных статей, каких-либо квалифицирующих признаков, а также решению мелких процессуальных вопросов вроде порядка исследования доказательств, определения рецидива и проч. Даже вопрос наказания, каким странным это ни покажется, выведен из компетенции судьи. УК РФ предполагает большие диапазоны в назначении наказания, но по каждому виду преступлений уже сложилась своя практика. Задача судьи сводится к тому, чтобы эту традицию воспроизвести. Незначительные отклонения возможны, тем более что практика назначения наказания по совокупности преступлений нивелирует любые флуктуации.

Кроме того, часто работа выдается непосредственно помощнику. Следовательно, внутри судебной системы помощник может работать самостоятельно и наравне с судьей. Судья, визируя документ, выступает скорее как технический персонал, при желании корректируя текст. При этом любые возникшие потом недочеты предъявляются непосредственно помощнику, а не судье.

Поточное кассационное разбирательство

Отдельно рассмотрим такой вид деятельности, как кассационное разбирательство. На 90% это досудебное рассмотрение по материалам дела, без выслушивания сторон и с подготовкой окончательного решения до начала судебного заседания. Если кто-то работал в суде кассационной инстанции, то мог обратить внимание, что судья-докладчик зачитывает обстоятельства дела по бумажке. Это и есть подготовленное кассационное определение. Да, действительно, его можно считать проектом, и вполне вероятно, что в ходе рассмотрения он может быть изменен. Но общий поток дел подталкивает к тому, что предварительное решение важно и зачастую оно и является окончательным решением по делу.

Решение принимает помощник?

Можно привести в пример ситуации, в которых помощник судьи фактически свободен принять окончательное процессуальное решение. Так происходит, когда он не закреплен за конкретным судьей, а работает на своем участке, при этом проекты судебных актов подписывают разные судьи, которые не чувствуют прямой личной ответственности. Бывает и так, что объем подготовленных проектов просто не предполагает хоть какое-то их изучение судьей.

Это далеко не все случаи, доказывающие, что судья в российской судебной системе вовсе не всегда принимает решение и берет на себя ответственность. Чаще всего это обычный бюрократ. Работники аппарата, понимая подноготную, естественно, не согласны с несоразмерным распределением доходов. В сущности, выполняется одна работа, преимущественно аппаратом. Нет каких-либо убедительных аргументов в пользу поддержания модели, при которой зарплаты судьи и работающего наравне с ним помощника либо секретаря отличаются в несколько раз.

Система и ее стабильность

Любая система может быть эффективной, если все ее звенья работают слаженно. Для этого требуется нор мальный внутренний психологический климат. Распределение доходов должно соответствовать представлениям о справедливости внутри данной системы. Представления же формируются не только на основе реальной потребности, но и исходя из общих затрат на систему. Именно поэтому ошибочна оценка обсуждаемой проблемы лишь с точки зрения статистических показателей. Работники аппарата определяют свое право на доход в зависимости от вовлеченности в трудовой процесс и средств, выделяемых на функционирование всей судебной системы. Финансовых ресурсов выделяется более чем достаточно. Не нужно каких-либо дополнительных вливаний, вполне достаточно просто перераспределить часть доходов в пользу работников аппарата. Незначительное снижение доходов каждого судьи позволит повысить оклады аппарата от 50 до 100%.

Когда вопрос распределения доходов внутри организации не решен, невозможно и формирование единой корпоративной этики. Это означает, что происходит разведение работников внутри единой организации по лагерям, формируется конфронтация. В данном случае искусственно создается проти вопоставление судей и работников аппарата.

При таких обстоятельствах ни одна организация не может действовать активно и последовательно и она уже выступает не субъектом реальности, а скорее ее объектом. Субъектами же оказываются организации, лишенные внутренних дефектов. Например, в органах прокуратуры и федеральной службе безопасности нет такого жесткого рубежа между окладами. В результате структуры с правильной внут ренней организацией в состоянии выступать субъектами на внутриполитическом пространстве, концептуально подавляя иные организации и ведомства. Судья предпочитает ощущать себя частью исполнительной власти или иной сильной структуры. В подобных условиях конкретный судья не осмелится говорить с позиции судебной власти. Соответственно сама идея о роли суда как центрального органа, разрешающего социальные и политические конфликты, не может быть воспринята обществом. Именно этот механизм скрывается за послушанием судей.

Конечно, сама судебная система неоднородна, и есть сегменты, где финансирование носит иной характер. Например, в Верховном Суде РФ для отдельных работников аппарата предусмотрены существенные надбавки до 10 окладов, не считая премиального фонда. Но для того чтобы правильно понимать суть обсуждаемой проблемы, отметим, что вопрос предполагает оценку положения дел в том сегменте судебной системы, где реально происходит осуществление правосудия. Здесь акценты нужно расставить так: чем ниже инстанция находится в системе судебной иерархии, тем больше в ней проводится судебной работы. Чем выше инстанция, тем дальше она от реальной работы. Сейчас не имеет смысла устанавливать нюансы каждого звена судебной системы. Ограничимся констатацией того, что правосудие реализуется в первую очередь в системе мировой юстиции, в районных судах, арбитражных судах субъектов, меньшее участие принимают вторые инстанции. Как раз эти сегменты наиболее многочисленные и о них сейчас идет речь.

В целом с учетом применяемых технологий в организации судебной системы России можно заключить, что она не является стабильной и самодостаточной. По-видимому, это не входит в планы основных субъектов внутриполитического пространства. Безусловно, поддержание такого состояния достигается не только методом создания внутренней напряженности в отношении вопроса зарплаты, но и иными методами, которые мы не разбираем. Несоразмерность в распределении доходов – важное условие в пресечении возможности стабилизации судебной системы России.

Этот дефект не был перенят от советского прошлого. Чем же объяснить уродливые деформации, произошедшие в постсоветский период? Все просто – наделение судебной системы широкими полномочиями и декларирование возможности перевоплощения ее во власть поставили вопрос об изменении соотношения сил на внутриполитической арене. Поскольку никто нового сильного игрока не ждал, были реализованы механизмы, направленные на разрушение единства и монолитности системы, насаждение внутренней конфронтации. Этот подход был успешно реализован при создании чрезмерно завышенных доходов судей и явно недостаточных доходов аппарата.

То, что большая часть работников аппаратов судов воспринимает как досадное недоразумение, которое может быть разрешено очередным усилием Совета судей либо Указом Президента, есть проявление последовательной политики по недопущению возможности судебной власти состояться. Под держание внутреннего конфликта, препятствующего формированию единой для всех работников судебной системы объединяющей профессиональной этики, работает на управляемость судей извне. Человеку свойственно ощущать свою включенность в сообщество. Поскольку российским судьям отказано в праве представлять из себя профессиональное сообщество, они «выбирают» принадлежность к исполнительной власти, пускай даже в виде слуг. Стоит обратить внимание на стиль, в котором выходят все обращения Совета судей к власти как по обсуждаемому, так и по другим вопросам – это ярко выраженный просительный стиль.

Указанная проблема усугубляется тем, что внутри организации господствует явно несправедливый характер распределения доходов. Каждый судья, работая в таких условиях, ежедневно сдает экзамен на безнравственность. Идеи неравенства и двуличия стали спутниками климата внутри судебной системы. Наиболее часто применяемый судьями компенсаторный механизм – формирование картины мира, в которой от тебя ничего не зависит. Начинает доминировать пассивный взгляд на мир, отсутствие права голоса. Именно эти качества позволяют в дальнейшем без проблем выстроиться в бюрократическую вертикаль, найти в ней свое место и снять с себя ответственность за «принимаемые решения». Все это только повышает управляемость судьи на уровне психологии.

Статья написана по материалам сайтов: pravo.ru, oblsud.lpk.sudrf.ru, www.enforce.spb.ru.

»

Помогла статья? Оцените её
1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars
Загрузка...
Добавить комментарий

Adblock detector